Продление чрезвычайных мер в энергетике: возможен ли "конец света"?

Министр энергетики Украины Игорь Насалик заявил о продлении до осени действия чрезвычайных мер на рынке электроэнергии, которые были введены в рамках режима экономии ресурсов из-за экономической и энергетической блокады Донбасса в январе этого года. Журналист 17 News поинтересовался мнением экономического эксперта, президента Украинского аналитического центра - Александра Охрименко, насколько оправдан подобный шаг.

«Это — какая-то интрига. Скорее всего, им этот режим чем-то выгоден»

Охрименко: Не понимаю, зачем они эти чрезвычайные меры в энергетике вообще продлевают. Зимой было бы логично, но сейчас… Это — какая-то интрига. Скорее всего, им этот режим чем-то выгоден. На сегодня уже таких рисков, как было раньше, не существует.

Действительно, угля не хватает. Но это уже - стандартная ситуация.

Журналист: Они уже решили вопрос с поставками антрацита (хотя бы на каком-то этапе)?

 - Вопрос не решили. Если зимой данный вопрос носит экстремальный характер, то сейчас нет экстрима, поскольку нет отопления.

Дефицит есть, но, так как у нас промышленность сильно упала, более-менее выруливают. Нет уже такой потребности в электроэнергии.

- Что дает механизм введения чрезвычайных мер?

- Управляют в каком-то ручном режиме. Министерству эти меры позволяют лавировать без соблюдения нормативов и законов. По этой причине, думаю, и продлевают.

- Нет ни тендеров, не нужно делать «прозрачные» закупки?

- Закупки делать надо, но пишут письмо: в связи с экстремальной ситуацией, предлагаем закупку сделать двустороннюю. Ответ: разрешаем сделать двустороннюю (Смеется). Чрезвычайные меры постоянно продлевают, но ничего радикально не меняется.

Член Наблюдательного совета Института энергетических стратегий Юрий Корольчук объяснил, в каких регионах Украины возможно веерное отключение электроэнергии.

 «Это позволяет правительству, минэнерго больше привилегий предоставить «Центрэнерго» по тарифу или, например, ДТЭКу».

Корольчук: Чрезвычайные меры продолжают, потому что есть не очень хорошие объективные факторы для энергосистемы в целом. Есть проблемы с поставками угля в систему тепловых электростанций, на которых используют антрацит. Потому что с Донбасса уголь не везут. Поставки из Южно-Африканской Республики законтрактованы в минимальных объемах: 600 тыс. тонн — ДТЭК, около 300 тыс. тонн - «ТехНова».

И будут ли работать атомные электростанции? Периодически сообщают об остановке энергоблоков. Поэтому вполне закономерно решение: продлить чрезвычайные меры.

С одной стороны, эти меры обусловлены отрицательными причинно-объективными факторами, а с другой стороны — дают возможность минэнерго и «Укрэнерго» в оперативном ручном режиме регулировать работу АЭС и тепловых электростанций. Проще говоря, кто сегодня работает и в каком объеме включается. Это, в определенной мере, позволяет контролировать «Энергоатом», ДТЭК, «Центрэнерго» в далеких от рынках условиях.

В других странах тоже бывают подобные ситуации. Там прописан регламент. Например, что-то произошло, блок автоматически отключился. Есть протокол, который предусматривает, кто берет на себя дополнительную нагрузку (каком район отключают от электричества, какие предприятия обесточивают). Там админресурс не принимает участие в решении вопроса. А у нас наоборот. Власть принимает решение о чрезвычайной ситуации, «Укрэнерго» разрешают регламентировать работу всех производителей электроэнергии. А не сами производители решают вопрос. Это позволяет правительству, минэнерго больше привилегий предоставить «Центрэнерго» по тарифу или, например, ДТЭКу.

Ситуация такова: с одной стороны проблемы, а с другой — промышленность сократила потребление электроэнергии.  Соответственно, даже нет надобности в таких объемах: даже можем электроэнергию экспортировать. ДТЭК осуществляет поставки в Молдову. С Польшей договариваются.

Ситуация парадоксальная. Ничего хорошего в таком профиците нет. Профицит за счет «Энергоатома».

Но как только начнется рост потребления энергии (в пиковые часы), этого не будет хватать, а будут нужны маневренные мощности: теплоэлектростанции. И здесь может напомнить о себе острый дефицит угля.

«Выйдет из строя один энергоблок — можно перекрыть нужды тепловыми электростанциями. А если два, то будут веерные отключения»

 Журналист: Вероятность «блэкаута» в Украине. Как бы Вы оценили это в процентах?

 - И 100% может быть при такой ситуации, когда государство признает проблемы с антрацитом. Хотя все это трудно предвидеть: мы не знаем, сколько блоков завтра отключится и станет на внеплановый ремонт.

Ситуация нестабильная. Если из строя выйдет два блока АЭС? Выйдет один — можно перекрыть нужды тепловыми электростанциями. А если два, то будут веерные отключения. Блэкаут — это более катастрофическая ситуация. Если бы промышленность сохранила уровень потребления электроэнергии, тогда можно было бы говорить, что энергии не хватает. И система бы отключала потребителей.

 Блэкаут условно делит страну на три сегмента: северный, юго-восточный и западный. Западный - наименее рискованный: там мало промышленности и потребителей. Там Бурштынский энергоостров сможет обеспечить внутренние потребности. РАЭС, ХАЭС.

А вот север и юго-восток — с большим риском блэкаута. Но это — пессимистический сценарий. Думаю, о нем знают и помнят (смеется). «Укрэнерго» держит перед собой план действий. У них — такая работа.

 

Беседу провел журналист 17 News – Сергей Зленко.

 

 

Загрузка...