Когда таможня не дает "добро"

Министерство финансов Украины организовало публичные обсуждения Плана действий по реформированию таможни. Мария Натха — старший юрист юридической компании «Пронин и партнеры» - в эксклюзивном интервью журналисту 17 News рассказала, как у таможенников возникает соблазн «заработать» на несовершенстве законодательства.

«Мы видим, что работают коррупционные схемы. В результате у нас — серый рынок»

 Журналист: Что сделано на таможне за 3 года? Как работается предпринимателям, которые занимаются бизнесом?

 Натха: Вопрос о реформе на таможне — очень актуальный. Нормально работать там бизнесменам невозможно. Взимаемая пошлина не соответствует нормальным масштабам: украинский малый и средний бизнес от этого очень страдает.

Во-первых, неоправданно завышенные ставки налогообложения. И проблема не столько в несовершенстве законодательства, сколько в отсутствии механизма реализации этого законодательства.

Казалось бы, инструкции прописаны адекватно, но они не исполняются. Например, если касаться бизнеса, то у нас есть вопросы с легальностью ввоза тех или иных товаров. По сути, ни один из iPhone 7 легально не завезен! Хотя украинский рынок заполнен этим товаром. То есть, мы видим, что работают коррупционные схемы. В результате у нас — серый рынок. Не говоря о контрабанде.

Возможно, Вы интересовались законодательством европейских стран. Как у европейских бизнесменов обстоят дела с работой на таможне?

  Если говорить о Европе, то у них — более усовершенствована система ввоза и вывоза товара. Границы там более-менее открыты и стерты. Но есть нюансы.

Недавно вспыхнул скандал по продуктам питания между Германией, Польшей и Чехией. Производство сосисок: в Германии пишут на упаковке 83% мяса, а в Польше и Чехии этот же производитель указал на такой же упаковке

43% мяса. Спор разгорелся о качестве. Сосиски-то в Германии продаются и дешевле, и качественнее. А та же продукция в Чехии и Польше — ниже в качестве, но выше в цене. Поэтому ЕС сейчас занимается  стандартизацией качества для всех стран, чтобы не было подобного разнобоя.

В целом, механизм ввоза и вывоза продуктов в Евросоюзе более автоматизированы: у них IT-системы абсолютно интегрированы в законодательство и в механизм реализации каждой страны. Бумаги и декларации заполнять намного проще. К чему Украина и стремится.

«Зарплаты, которые государство предлагает айтишникам, не те, чтобы на них пошли работать хорошие специалисты»

- Можете вспомнить какие-то новшества на украинской  таможне за последние 3 года? Возможно, что-то в законодательстве изменилось?

—  У нас есть система «единого окна» для подачи таможенных деклараций. Также «реформирован» таможенный справочник. С нынешнего года можно посмотреть остатки по ввозным пошлинам. Правда, данные не обновляются уже более месяца из-за того, что сервера не работают. Новшество ввели, а механизм реализации?

Вопрос кадров на таможне поднимался и поднимается в министерстве финансов. Зарплаты, которые государство предлагает айтишникам, не те, чтобы на них пошли работать хорошие специалисты. Из-за этого и хромает обновление серверов. А так бы люди заходили бы в интернет  и смогли бы видеть те или иные изменения в ценовой политике.

 —  Скажите, а в чем Украина упустила время? К примеру, Грузия сделала, а мы отстали?

 Грузия опережает нас в плане реформ. У них все это раньше и начиналось. Раньше нас они заимствовали европейский опыт. Думаю, это - вопрос времени. Мы и приглашаем специалистов из этой страны, чтобы они помогали внедрять новшества, которые у них уже стали привычными. Думаю, это - вопрос времени.

Сложности у нас не только с таможней. Есть сложности в геополитическом плане и проблема АТО. В Грузии нет таких проблем. Либо они чувствуются не настолько остро, как у нас. Поэтому опаздываем в развитии: и в налоговой, и в таможенной системе.

—   Что говорят Ваши знакомые предприниматели: как за последние 3 года обстоят дела с коррупцией на таможне?

   Со слов предпринимателей, сейчас стало сложно работать, потому что контрабанда и серый рынок не только не потеряли свою актуальность, но даже приумножились. Например, ввоз детских товаров: ботинки. Закупают их за 5 долларов - единица (в Польше), а на границе с Украиной есть проблема с формированием индикативных цен. Некоторые импортеры закупают во Франции эти детские ботинки за 8 долларов. А кто-то в Таиланде — за 4 доллара.  А на самой границе берут эти контракты и указывают самую высокую цену. То есть, те, кто ввезли за 8, платят свою цену, а кто дешевле покупал, вынужден платить столько же. Таким образом, им выкручивают руки, склоняют к взятке.

Механизм реализации и формирования этих цен должен быть какой-то  средний. Либо разбить по странам: из какой страны что заведено. Из-за отсутствия четкого механизма страдают люди. И это  —  одно из звеньев коррупционной цепи.

 

Беседу провел журналист 17 News  —  Сергей Зленко.

Загрузка...