Контрабандные схемы в АТО: кто и как зарабатывает на войне?

В селе Лобачево Луганской области в зоне проведения АТО работает незаконная переправа людей и товаров через линию разграничения в самопровозглашенную ЛНР. "Разведка" выяснила, сообщение с ЛНР обеспечивают местные лодочники с помощью военных, которые стоят на данном направлении. Как попасть на незаконную переправу, сколько это стоит и почему на это закрывают глаза по одну и по другую сторону линии разграничения?

Уже два года в Лобачево ходят страшные истории о переправе. С момента начала АТО это село разделили на две половины.

Александр, житель Лобачево: "Последний случай у нас - это же мужчина умер. Не дождались скорой помощи. Был такой случай, что на переправе умер мужчина."

Жители с. Лобачево с журналистом "Разведки" Владимиром Шайдой
Жители с. Лобачево с журналистом "Разведки" Владимиром Шайдой

Подконтрольную Украине часть села регулярно обстреливают. Последний раз – накануне, из гранатометов. Местный житель дед Саша вынужден разбираться в военном деле не хуже чем в медицине – в прифронтовом поселении он живет с онкологией. Каждые три месяца старик вынужден ездить на обследование в неподконтрольный Украине Луганск. Как и большинство людей в этих краях, он переправляется на ту сторону нелегально по реке.

 Александр, житель Лобачево: "Там у меня все бесплатно, если лечение - я оплачую. Если нет - я покупаю лекарства и все."

Такие ситуации, когда сепаратисты помогают гражданам Украины не редкость на Донбассе. Да и патриотизм у местных гаснет на ветру все новых кризисов.

Александр, житель Лобачево: "Чтобы в Северодонецк съездить мне надо 500 гривен или в Айдар в районную мне 250 грн."

Елена, жительница Лобачево: "Это если ты будешь с кем-то ехать, а так за четверых."

Фронтовая граница в Лобачево проходит точно по изгибам Северского Донца. Когда-то здесь была единая инфраструктура, однако с началом боев мост взорвали. А чуть позже, по распоряжению главы области Геннадия Москаля, разобрали переправу.

Переправа через Северский Донец в с. Лобачево
Переправа через Северский Донец в с. Лобачево

В Луганской области из-за узкого русла Северского Донца село Лобачево считается по праву центром контрабандных потоков на линии разграничения.

 Юрий Клименко, заместитель председателя Луганской областной ВГА: "По руслу Северский Донец мы примерно для себя определили такие проблемные направления. Это направления - населенные пункты Лобачево, Лопаскино, Трьохизбенка."

"Разведка" отправляется на поиски легендарной нелегальной переправы. Обьезжая минные поля, порою непроходимыми дорогами наконец приближаемся к цели. Проехав немного по прифронтовому селу останавливаем грузовик. Военные должны знать, где находится легендарная переправа.  Удивительно, но при первом знакомстве служивые сдают почти военную тайну.

Военный: "Законная или незаконная? Ну там, где не пускают, там блокпост стоит, а вторая назад чуть дальше."

Оставив позади блокпост, паркуемся возле ближнего дома к той самой переправе. Знакомися с Ниной Степановной. Пенсионерка  живет на самом передке. Женшина сразу жалуется, за пару часов до нашего приезда был обстрел деревни.

 Нина Степановна, жительница Лобачево: "Ой да страшный. … Я уже раненая была и я теперь боюсь их, не дай Бог, обстрелов этих."

Нсколько минут разговора и бабушка рассказывает журналистам, как работают нелегальные перевозчики.

Нина Степановна, жительница Лобачево: "Там нелегально на резиновых лодках переезжают. … Утром."

Дальше на пути следования находим до поздна работающий магазин. Сначала продавщица рассказывает "Разведке", что переправа давно не работает. Однако спустя несколько минут намекает - если очень надо, то можно перебраться на сторону в непризнанную ЛНР.

Продавец: "Вы хотите на ту сторону?"

Журналист: "Ну думали."

Продавец: "Ну вы как-то думали, уже темно. Вы неправильно думали."

Журналист: "А как в идеале туда можно попасть?"

Продавец: "Заплатить."

В селе Лобачево о контрабандных потоках знает, наверное, каждый. Поймав на себе удивленные взгляды журналистов, продавщица вдруг начинает переживать о последствиях.

Продавец: "Не, ну я вот, это, стою, треплюсь. Откуда я знаю, что вы, кто вы? Меня уже забирали туда."

Куда именно и за что ее забирали, женщина не уточняет. Но в этот момент нас настигает очередная журналистская удача, в магазин заходит за покупками семейная пара. Наша собеседница спустя секунду раздумий советует обратиться к ним за помощью.

 Журналист: "Скажите, а можно как-то переправиться? Мы просто влипли как-то, опоздали."

Лодочник: "Можно. Переправа, только не работает…"

Журналист: "Мы ж заплатим."

Лодочник: "Та понятно. Ну я вас не знаю, я вас не повезу."

Журналист "Разведки" Владимир Шайда общается с нелегальным перевозчиком
Журналист "Разведки" Владимир Шайда общается с нелегальным перевозчиком

Выходит – коридор есть, а проблема лишь в том, что нас не знают. Так и не получив билет на контрабандную переправу, уточняем, если договоримся – что сможем провезти? Ответ удивляет: оружие или наркотики – не имеет значения. Сумки никто не проверяет.

Местные жители уверены -  в схеме по перевозке людей и товаров принимают участие и военные. Иначе лодочникам впору называться суперменами – они и незаметные и неуловимые.

Елена, жительница Лобачево: "За что ж они воякам платят? Ероха платит 1000 грн, а Руся платит 100 грн. … Ну так я ж знаю. Я с Ерохой больше общаюсь."

Проходя по улице Лобачево, знакомимся с еще одним местным. Михаил почти каждый день приходит к отцовскому дому – проверяет наличие новых разрушений.

Михаил, житель Лобачево: "Это попало еще в 14 году, а свежее вот  - пулевое. Это буквально или в субботу или в воскресенье…. Тут получается гараж был. Туда мина попала или что-то там."

Михаил, житель с. Лобачево
Михаил, житель с. Лобачево

Михаил уверен, если бы переправу сделали официальной, а налог с лодочников пустили на восстановление села – здесь могли бы вырасти небоскребы. Сейчас единственное, чему он радуется, что отцу не довелось увидеть беспредел, в который погрузился его родной край.

Михаил, житель Лобачево: "Он умер как раз перед войной. Он умер как раз в апреле 14 года. Как раз перед вот этими событиями. Ну повезло деду, я считаю. Не дожил, 84 года."

Еще Михаил недоумевает – две стороны знают о нелегальной переправе и позволяют ей существовать. При этом они не против разбить в хлам обе части разделенного села.

Спустя Два года войны в этих местах уже мало кто верит в ее идею. Наблюдая за минскими переговорами и переправой по Северскому Донцу, все больше понимающих – их горе для кого-то отличный бизнес.

Журналист: Владимир Шайда

Подробности в сюжете:

 

 

Загрузка...